Запуск ускорителя «Тандетрон» в Физико-энергетическом институте им. А.И. Лейпунского
Форум Диалог 2015
Пресс-релизы/СМИ
Говердовский
11.01.2018
Две правительственных премии и целый фонтан новых технологий обнинского ФЭИ

В ФЭИ собираются открыть новое отделение. И формировать его будут из молодежи
О том, с какими настроениями заканчивают 2017 год во флагмане обнинской науки, центре самых разнообразных научных компетенций, мы разговариваем с генеральным директором Физико-энергетического института, доктором наук Андреем Говердовским.

Впервые в Обнинске

Корр. Наверное, одним из самых важных научных итогов года, причем не только для института, но и для всего Обнинска, можно считать присуждение сразу двух правительственных премий в сфере науки сотрудникам ФЭИ. Такого в истории нашего города не было никогда.

Говердовский. Да, институт заканчивает год очень мощно. И, кстати, не только по быстрым реакторам, нашей традиционно сильной теме, или ядерной медицине, перспективной линии роста (именно по этим направлениям институт награжден правительственными премиями — прим. авт.).

Корр. Но ведь не случайно как раз эти работы были представлены недавно в прайм-тайм на Первом канале в 10-летие Росатома. Они были выделены как один из главных успехов огромной госкорпорации.

Говердовский. Ну, на самом деле там много чего показали, рассказывая о Росатоме. Хотя действительно сконцентрировались на гуманитарных аспектах. Проблемы человека — здоровье, образование, экология — сегодня главные акценты Росатома. Поэтому очень логично было рассказать о ядерной медицине. И выбор предсказуемо пал на Обнинск. У нас в городе сложился такой тандем физиков и медиков, какого нет нигде больше в стране. И результат меряется не просто научными или технологическими успехами, а спасенными человеческими жизнями. Их сегодня уже больше сотни. И дальше наша совместная работа с МРНЦ будет только наращивать обороты.
Опять же понятно, почему мы вновь стали научным руководителем быстрого направления. Такого уровня научных знаний в этой сфере нет ни у кого в мире. Сегодня не происходит никаких событий в области быстрых реакторов без участия нашего института.
Но я все же хочу сказать о том, что у нас в ФЭИ много и других прорывных направлений. В этом году создано несколько совершенно оригинальных и новых технологий, которые позволяют улучшить качество жизни. Например, наши молодые ученые придумали, как переработать старые автомобильные шины, а они представляют немалую угрозу для экологии, с помощью пиролиза в жидкометаллической среде. Эта предельно эффективная технология уже готова для передачи в промышленность.
Да, когда молодежь понимает, что от ее труда многое зависит, она загорается и начинает выдавать на-гора потрясающие идеи.

От Атомного хакатона — к отделению накопителей энергии

Корр. Назовете еще примеры?

Говердовский. Пожалуйста. Совсем недавно, под занавес года, у нас произошло очень важное событие. Мы провели мозговой штурм среди молодежи, Атомный хакатон.
Тема была всего одна — накопители энергии. Сейчас во всем мире бум по поводу возобновляемых источников энергии. Правда, есть у них весьма существенный недостаток: выработка энергии зависит от сезона, от времени суток, от погоды, и эти колебания в мощности никого не могут устроить. Нужны накопители. Весь мир бьется над этой проблемой.
Так вот, в недрах ФЭИ есть как минимум шесть проектов, способных эффективно решать эту проблему. Причем мы говорим не о процентах увеличения энергоемкости уже существующих накопителей. Мы говорим о технологиях, которые позволят увеличить ее на порядок, а то и на два! Но прежде они не смогли войти в практику повседневной жизни.
А наша молодежь предложила на этой основе свои очень здравые проекты. Мы отвезли их в Росатом на комиссию и получили одобрение. Сегодня у авторов задача — продемонстрировать на опытных образцах жизнеспособность своих идей. Уже к новому году я ожидаю по нескольким проектам первых демонстраций. И я не стал скрывать на научно-техническом совете: в ФЭИ может появиться новое направление. Мы готовы создать новое отделение по накопителям энергии, причем сформировать его из молодежи.

«Я горжусь, что свою социальную программу мы выполнили на 100%»

Корр. Не могу не спросить: а как у института с деньгами?

Говердовский. Мы выросли примерно на 40% по сравнению с прошлы
м годом. Но финансовая ситуация никогда не бывает простой, каждую копейку нам приходится зарабатывать и отрабатывать. И чем я горжусь, свою социальную программу мы выполнили на 100%. Речь идет о затратах в несколько десятков миллионов — по жилью, спецпитанию, матпомощи, спонсорской помощи. Это очень важно: люди понимают, что они живут в правильной среде.
Между тем, даже следов того финансирования, которое прежде приходило от ФЦП по ядерным энерготехнологиям нового поколения, давно уже нет. Мы смогли не просто заместить это финансирование, но и вышли на новые объемы. И — на новые рынки.
Во-первых, в этом году зашли в нефтяную и нефтегазовую отрасли, причем уже с заключенными контрактами на многие миллионы. Во-вторых, мы наконец ворвались в Японию.

Корр. Вы говорите о детекторе нейтронов?

Говердовский. Да, и в самое последнее время тут произошло важное событие. Как известно, для АЭС в Фукусиме был объявлен конкурс на обследование топлива. Нужна была эффективная система детектирования нейтронов. На первом этапе соревновались четыре команды — из разных стран. Конкуренция была острейшая, но теперь мы победили, и там будет работать наша система. Более того, мы уверены, что сотрудничество с японцами будет многолетним.
Миру без широчайшего сотрудничества с ФЭИ не обойтись

Корр. А как вообще с международным сотрудничеством? Вообще-то России сейчас нелегко…

Говердовский. Если вы о санкциях, то они никогда не внушали нам опасений. Миру без широчайшего сотрудничества с ФЭИ не обойтись. И я говорю не только о БФС, работа на котором для иностранных компаний расписана на много лет вперед.
В мире разворачивается строительство АЭС. Но это движение может застопориться, если не будет создана технология замкнутого топливного цикла на основе быстрых реакторов. А мы как раз позволяем поднимать быстрое направление в других странах.
И тут нам, да и Росатому в целом, очень помогает наш «атомный» депутат Геннадий Скляр. Геннадий Иванович не только выводит отрасль на международную арену, он показывает то, что уже есть, и люди «с другой стороны стола» приходят к нам.
В целом же хочу сказать, что наши нынешние результаты сильно отличаются от того, что было лет десять назад. Сегодня это очень похоже на современную западную науку — с правильным представлением результата, с правильными акцентами. И это крайне важно. Потому что у нас впереди очень серьезная национальная задача — создание двухкомпонентной ядерной энергетики, замыкание топливного цикла.

Источник: НГ Регион>

';
Спасибо!
Вы успешно подписаны
на обновления